Люди сами создают себе религиозных кумиров

Все мы, независимо от уровня культуры, духовного развития, жизненных принципов, уязвимы и не защищены. И каждый человек может стать жертвой психологического программирования, манипулирования. Все мы хотим быть счастливыми, хотим любви, внимания, понимания, денег, здоровья, стать мудрее, добиться цели, какого-то положения. На это и делают ставки религиозные вербовщики. И в большинстве случаев, люди не присоединяются к таким организациям сами. Их туда приводят вслед за собственными мечтами. О том, как уберечь своих детей от попадания, как минимум, в сомнительные религиозные течения рассказали специлисты – Phdдокторы психологических наук, члены-корреспонденты Международной академии психологических наук Алина Куралай и Наталья Фесенко.

Люди сами создают себе религиозных кумиров
Они уже более четырех лет занимаются проблемами религиозной зависимости. И здесь речь идет не о верующих людях, а именно о тех, кто разрушает свою жизнь и жизнь своих близких под предлогом религиозных верований.

– Вы помогаете подросткам, которые попали в радикальные религиозные течения. Какие советы можно дать родителям, чтобы те могли предостеречь своих детей и себя, в том числе, от попадания в них? И как увидеть первые признаки того, что человек попал под влияние сект?

– Подростки наиболее уязвимы для вовлечения в деструктивные радикальные религиозные течения и организации. Как это банально не звучит, но совет всем родителям один – это внимание и забота о своих детях. Если дома ребенку комфортно, его понимают и принимают, то ему не надо искать поддержку в других местах и другую «семью». Мы говорим «семью», т.к. в этих религиозных организациях их принимают за «родного» человека, называя его или ее «братом/сестрой», где религиозный лидер выступает в роли «отца родного». К нам очень часто обращаются родители с проблемой отчуждения ребенка, родные люди для подростка становятся чужими, а чужие – вдруг становятся родными.

– Если подростки внезапно изменили свой образ жизни, как реагировать на это окружающим, и как поступать?
– Во-первых, это другим кажется, что они внезапно стали другими. Это решение не могло прийти к ним внезапно. Как правило, этому предшествовала большая внутренняя работа. Наверняка были или есть какие-то внутренние проблемы. И если это для нас оказалось неожиданностью, то это говорит о том, что мы не в курсе того, что происходит с близким для нас человеком. Нет доверительных отношений. Во-вторых, реагировать нужно спокойно, насколько это возможно. Иначе мы можем потерять с человеком последнюю эмоциональную связь. Желательно узнать, что предшествовало этому событию. Проанализировать внутрисемейные отношения, вспомнить с какими проблемами сталкивались. И, в-третьих, необходимо обратиться к специалистам: психологам, теологам, специалистам информационно-аналитического центра управления по делам религий.

– Как так происходит, что простые девушки, которые жили обычной жизнью, так же, как вся молодежь, вдруг в одночасье полностью поменяли свой образ жизни? Чем их заманивают?
– Современные психотехнологии позволяют очень быстро, как вы выражаетесь «в одночасье» воздействовать на сознание и психику человека. Заманивают их очень просто: удовлетворением любой нужды, которую они испытывают. Например, человек нуждается в понимании и любви – его там понимают и любят, нуждается в деньгах – ему на первых порах помогут, нуждается в выздоровлении себя или своих близких – ему дают надежную гарантию на выздоровление.

– Каким образом у их лидеров получается подчинить человека своему влиянию?
– Люди, как правило, сами создают себе кумиров. Когда кто-то заявляет, что готов взять ответственность за вашу жизнь и благополучие, возникает соблазн перекинуть ответственность за свою жизнь и благополучие на более сильного и знающего «все секреты» лидера, который выступает в роли отца родного. Вы сразу превращаетесь в ребенка, которому надо только попросить и ничего не надо делать. Это очень удобно. Но взамен вы отдаете свою свободу и волю, и становитесь рабом, но не божьим, а рабом лидера.

– Вы как психологи помогаете им, а какого вероисповедания придерживается большая часть, обратившихся вам?
– Наша работа заключается в том, чтобы помогать этим людям и их семьям. Чаще всего обращаются с проблемами ухода в радикальные деструктивные исламские течения. На втором месте по частоте обращений стоят проблемы ухода в протестантские организации, в основном неорелигиозные, т.е. недавно созданные.

– Какой процент в результате возвращается к нормальной жизни? Какому количеству людей из общего числа пострадавших вы смогли протянуть руку помощи?
– О процентах говорить, наверное, сложно. Если брать за критерий восстановление связей с семьей, то здесь процент будет выше. Если брать за критерий ношение платка, то процент будет ниже. У нас нет цели переодеть человека, нам главное, чтобы он начал думать критически, стал более внимателен к своим близким, спокойно реагировал на светские устои и уважал их, не занимался вербовочной деятельностью. Мы поддерживаем связь со всеми обратившимися к нам женщинами, мы думаем, что это очень хороший результат. Что касается общего числа тех, кому мы помогли, то помимо самих пострадавших и их родственников, мы два года работали в четырех колониях Павлодарской области, а это более 100 человек.

– По вашему мнению, как можно решить проблему в этой сфере?
– Религия – это частное дело любого человека, его интимная зона. Вербовщики и миссионеры проникают в самое сокровенное в жизни человека, в его духовную сферу, в его общение с Богом, выступая посредниками там, где не может быть посредников. Важно, чтобы каждый занимался своим делом профессионально. Учителя занимаются обучением детей, родители воспитывают детей, правоохранительные органы следят и контролируют соблюдение законов, депутаты принимают законы и т.д. Например, религия отделена от государства, и когда учителя вынуждены заниматься религиозными проблемами своих учеников и их родителей, то это уже не правильно. Введение общей школьной формы помогло решить многие проблемы, которых в принципе не должно было быть изначально.

– Как отличить людей, соблюдающих каноны традиционного ислама, от религиозных экстремистских сообществ или групп, прикрывающихся религией? Какие действия необходимо предпринимать, если есть подозрение, что кто-то из твоего близкого окружения стал жертвой деструктивной секты?

– Отличать людей по соблюдению ими религиозных канонов не в компетенции психологов. Если же речь идет о том, что кто-то из близких людей стал жертвой деструктивной секты, то нужно обращаться к специалистам-теологам, как мы и говорили выше. Иначе, это можно сравнить с самолечением при наличии серьезного диагноза. Специалисты помогут и подскажут как себя надо вести, и какие шаги необходимо предпринять. В каждом случае это индивидуально.

– Какие методы противодействия распространению религиозного экстремизма на сегодняшний день существуют и какие нужно внедрить?
– Мы изучали разные подходы противодействия распространению религиозного экстремизма других государств. А так же выступали на конференциях в России (Владивосток, Санкт-Петербург, Ярославль) и Швейцарии (г. Женева) с нашим видением проблемы и подходом к решению данной проблемы. Сопоставляя наш опыт и опыт других государств, мы можем констатировать тот факт, что необходим собственный подход и собственная стратегия, которая учитывала бы наш менталитет и наши реалии.

Источник: ogni.kz


Комментарии (0)

добавить комментарий

Добавить комментарий

показать все комментарии

Яндекс.Метрика